Большое интерьвью РАДИОРОССИИ






Генеральный директор МЦ НИКЭ Инна Юрьевна Смирнова отвечает на вопросы корреспондента «Радио России».

КОРР. Скажите, Инна Юрьевна, кто кого ищет: вы, то есть, ваша организация ищет объект, который нужно сохранить, сберечь от тлена, или всё-таки вас ищут?

СМИРНОВА. Я думаю, это встречный процесс, и когда появляется проект, это значит, что мы нашли друг друга, что мы именно те люди, которые наиболее нужны именно там, в этом месте и в это время. А что касается поисков, то мы ищем, наверное, идею, которая была первоначально связана с этим местом, с этим объектом. То есть тот первоначальный замысел, который был у архитектора, у мецената, у инвестора, независимо от того, с каким временем это связано. То есть это задача как раз для нас как хранителей, если назвать таким громким словом всех тех, кто занимается сохранением наследия - архитекторов, искусствоведов, историков, реставраторов, весь «отряд» этих специалистов. Так вот, найти эту идею первоначальную, попытаться ее воссоздать и максимально точно передать художественную ценность объекта, сохранить не просто историю, но и красоту - вот это, наверное, самое важное. Этот процесс – помимо чисто художественных задач - связан с разными институтами, имеются в виду и архивы, и различные проектные институты, которые в какой-то момент этим занимались, и проектировщики, которые, возможно, еще живы. То есть это сложный творческий процесс, и насколько точно, насколько профессионально человек может погрузиться в этот процесс, и зависит степень реализации этого проекта, степень раскрытия его во всей полноте и красоте для тех, кто потом сможет этим пользоваться, смотреть, созерцать.

Корр. Скажите, Инна Юрьевна, есть ли у Вас лично какой-то особый район притяжения, вот лично Вам наиболее интересный.

Смирнова. Это Крым. Но это никак не связано с какими-то финансовыми интересами, не связано даже пока профессионально, а вот внутренняя такая сила притяжения очень большая. Хотелось бы, конечно, поизучать этот регион, даже в частном порядке. Там… там бездна интересного, конечно. Помимо Херсонеса Таврического, которым мы уже занимались. Но сейчас мы смотрим на Белое море, где нас ждёт крупный проект, связанный с Соловецким архипелагом…

КОРР. Получается такой поворот с юга на север…

СМИРНОВА. Да, очень красивая дуга получается… Так вот, вся территория архипелага ни много–ни мало 370 квадратных километров, включая акваторию Белого моря, и мы только в начале пути…

КОРР. А что, до сих пор территория не имеет охранного статуса?

СМИРНОВА. Нет, на сегодняшний день, территория охранного статуса не имеет. И для нас это большая честь заниматься проектом, связанным с этим объектом культурного наследия и достопримечательного места. То есть мы погружены в него максимально, у нас сейчас самый жаркий такой период проектной работы.

КОРР. Я посмотрел ваш сайт, у вас много благодарственных писем, в том числе, скажем, от Русского музея, то есть у вас есть уже законченные работы?

СМИРНОВА. Да, конечно. Знаете, наверное, никогда нельзя сказать, что какой-то проект идеальный, но вот возвращаюсь к Крыму, и к объекту всемирного наследия Херсонесу Таврическому, где работа была сложная, я бы даже сказала, многогранная. Что-то получилось, что-то нет, но благодаря совместным усилиям все-таки ту территорию, которую охватывает не только сам музей-заповедник Херсонес Таврический, а большую часть застроенной территории самого Севастополя, где сохранились и хоры, и остатки сооружений, удалось запроектировать и сохранить, это мы считаем для себя достаточно большой такой победой. Для застройщиков, для жителей это, возможно, проблема, но если смотреть в контексте вообще истории, в контексте времени продолжительного, то это, на мой взгляд, такой хороший результат, и для ЮНЕСКО в том числе.

КОРР. Скажите, у вас есть какое-то международное содружество?

СМИРНОВА. Начнём с того, что многие из нас, как и коллеги, с которыми мы сотрудничаем, являются членами Академии архитектурного наследия, это крупная всероссийская организация, с большим количеством членов. Что касается международного содружества… Наша компания пока только растет, набирает силу. Она существует не так давно - всего с 14-го года, то есть для организации это небольшой срок, но люди, которые трудятся в этой компании, которые работают, это люди с большим опытом, с большим стажем работы в реставрационной и в проектной отраслях, связанных с территориальным планированием, строительной деятельностью, поэтому у них за плечами десятки проектов, и они составляют соль нашего коллектива. Вот мы сейчас занимаемся объектом Соловецкого архипелага, участвуем во многих рабочих группах, связанных с ЮНЕСКО, и , может быть, благодаря этому проекту мы сможем как-то выйти и на европейский уровень, но пока мы только в российском поле.

КОРР. Прошу прощения, я, конечно, дилетант, просто зритель. Вот я прихожу куда-то, смотрю, какая церквушечка, а выясняется, что это новодел. Красиво, да, наверное, всё сделано, как было, но у меня уже пропадает интерес. Вот что для вас важнее? Всё-таки воссоздать, ну, почти на голом месте, реконструкцию или всё-таки оставить руины, а рядышком поставить плакат с рисунком, как всё это выглядело когда-то? Я такое видел, скажем, в Греции.

СМИРНОВА. Конечно, самое ценное – это сохранить то, что есть, даже не во всей полноте, пусть фрагментарно, пусть кусочками, пусть какими-то отдельными элементами. Но это всегда ценно - прикасаться к прошлому, к старине, знать, что руками каких-то зодчих или художников выполнено то или иное произведение искусства, и пытаться это сохранить, это важнее. То есть, если нет возможности, конечно, уже мы переходим в другую плоскость, вопрос уже воссоздания. Но это всегда крайняя мера, так же, как и в хирургии. То есть врач всё-таки старается сначала сохранить, и только в крайнем случае что-то отрезать и ставить протез. По-моему, так.

КОРР. Воспоминание из моего послевоенного детства. Поляки восстанавливали тогда Варшаву, которую гитлеровцы целенаправленно уничтожили. И даже в СССР был известен знаменитый польский плакат: кран несёт балку, она наискосок разрезает композицию и лишь одно слово «OTBUDUJEMY!», то есть, «Отстроим!». Для вас, как мне кажется, нужен какой-то такой плакат-символ. Что бы вы на нем написали?

СМИРНОВА. Хороший вопрос. Не разрушать, а сохранять. Остановить эту руку, уже замахнувшуюся, уже, может быть, поднятую, вот это самое важное. Поэтому для нас задача - показать красоту того или иного объекта, и показать возможность его использования, не разрушая.

КОРР. Вы же произнесли это слово - сохранить.

СМИРНОВА. Да, сохранить. Сохранить, нельзя разрушить. Запятая в нужном месте.

КОРР. Куда бы вы мне посоветовали поехать что-то посмотреть? Это извечный вопрос, ну, кроме, скажем, там, Ростов, Суздаль, это понятно.

СМИРНОВА. Поскольку мы сейчас мысленно все на севере России, а там довольно много деревянных памятников архитектуры, еще сохранившихся, но уже с угрозой для их сохранности. Мы сейчас, соприкасаясь с Соловецким архипелагом, понимаем, что это, конечно, такой форпост для России северной, это такое очень яркое отражение и в плюсах, и в минусах, чтобы оценить весь масштаб, как жила Россия в те времена, там, 100, 200 лет назад. Наверное, надо мыслить такими масштабами, а Соловецкий архипелаг в полном соответствии с этими масштабами, поэтому там нужно побывать. Красота, и мощь, и величие, и трагизм – всё в одном.

КОРР. А какие у вашей организации взаимоотношения с церковью?

СМИРНОВА. Самые позитивные, самые теплые, мы в хорошем контакте, во взаимодействии, в понимании. Мы без них не сможем выполнить эту работу. И чем будем мы в большем взаимодействии сотрудничать, тем лучше будет результат. Поэтому всё пока даже очень позитивно складывается. Здесь от нас многое зависит. Насколько мы широко видим всю картину, насколько мы учитываем все факторы, особенности, насколько мы погрузились в материалы и можем оценить со всех сторон объективно, и от этого, конечно, понимание с той стороны. Как только мы сможем донести эту информацию во всей полноте, то я не думаю, что возникнут какие-то противоречия. То есть диалог, он для того и должен быть в любой работе. Рабочие вопросы всегда есть и будут, но не должно быть узости в мышлении ни с какой из сторон, а должен быть диалог, понимание и решение вопросов для сохранения этой уникальной территории. То есть вот это основное, мы к этому стремимся и видим с другой стороны такое же, в общем-то, понимание и поддержку.

КОРР. Вы ведь сейчас работаете только в европейской части России? За Урал не заходите?

СМИРНОВА. Пока нет. Мы особо туда и не рвемся, потому что это всегда сложности, и транспортные, временнЫе, и там есть, конечно, свои специалисты, которые могут с этим справиться. А так, конечно, поработать везде интересно, соприкоснуться с нашим уникальным наследием, и чем больше с этим соприкасаешься, понимаешь, насколько это всё неисчерпаемо. Вот люди стремятся выбраться за границу, это, конечно, похвально и замечательно, но когда ты не знаешь своего то, что рядом, то, что в России, и оно незаслуженно обойдено вниманием. А иногда и вовсе забыто.

КОРР. Правда, не будем забывать, что инфраструктура толком не налажена, сервис, как говорят в народе, ненавязчивый… Хочу спросить о другом. Я почему-то решил – вот сейчас приду к вам, а у вас карта с флажками во всю стену…

СМИРНОВА. Ну да, там, где мы были? У нас была такая мысль, мы хотели показать, где же мы поработали. Но это будет несколько пафосно, знаете ли.

КОРР. Ну и что же?

СМИРНОВА. Кстати, легко представить такую карту. Правда, флажки будут густо сосредоточены в одном месте, в европейской части

КОРР. То есть, карта Руси?

СМИРНОВА. Не прости Руси, а древней Руси. Да, это хорошая мысль с флажками.

КОРР. Флажки на линии фронта…

СМИРНОВА. Кстати, это близко к тому, что мы мыслим именно так. То есть у нас порой практически боевые действия, и в зависимости от сложности задач, мы перебрасываем на тот или другой участок свои силы.

КОРР. Может быть, у вас, скажем, есть пожелание, обращение к радиослушателю, который нас вот сейчас слушает…

СМИРНОВА. Пожелание обратить внимание на свои святыни, свои исторические корни, исторические памятники, прежде чем заглядывать за рубеж. Для меня открытий и откровений с каждым годом всё больше. Поэтому вот я бы рекомендовала вот об этом подумать.

КОРР. Как тут не вспомнить Александра Сергеевича, который сказал, что мы ленивы и не любопытны. Но это в данном случае, не о вас. У вас хватает энергии, а это основной движитель вашей работы.

СМИРНОВА. Мы заряжаем друг друга, заряжаемся от возможности что-то сделать хорошее, доброе, все болеют этим. Все, с кем мы работаем, все люди, в общем, очень неравнодушные.